Дракон — мифическое существо, которое изображается в виде большой змееподобной рептилии. Драконы также имеют некоторые духовные и мистические силы. Слово «Дракон» в переводе с греческого означает «змея или морская рыба.»

Драконы в разных культурах представлены в виде чешуйчетых существ наполовину змей наполовину рептилия с большими глазами, крыльями и иногда с огненным дыханием. По размерам в преданиях разных народов драконы описываются и очень большими существами, и размером с медведя, бывает, что размером с бабочку. Про существ похожих на драконов говорится в легендах различных культур мира. В Китае они представляются доброжетельными и добрыми, а в Европе они достаточны злобно настроены, о них говорится также и в персидской мифологии.

Первые упоминания о драконах относятся к древнейшей шумерской культуре. В старинных преданиях встречаются описания дракона, как удивительного существа, не похожего ни на одно животное и в то же время имеющего сходство со многими из них. Согласно древним аккадским источникам, у дракона были лапы собаки, голова льва и крылья птицы. Образ Дракона появляется почти во всех мифах о сотворении мира. Священные тексты древних народов отождествляют его с первозданной силой земли, изначальным Хаосом, который вступает в борьбу с Творцом.
В этих космических битвах побеждают силы, олицетворяющие порядок и поддерживающие равновесие в мироздании, а из чудовища создается небосвод и поднебесный мир: «И рассек он ей внутренность, и пронзил сердце… и создал из одной половины твердь небесную, а из другой — твердь земную…» В древнейшем вавилонском сказании «Энума элиш» говорится о борьбе бога Мардука с Тиамат, богиней первобытного космического океана. Один из богов ведического пантеона, Индра, побеждает дракона Вритру, семитский бог Баал — бога Йаму, владыку изначального океана… Широко известен и библейский сюжет о чудовище Левиафане, некогда побежденном Творцом.

DragonУ многих народов драконы считаются более мудрыми, чем люди, и иногда они даже умеют говорить на языке человека.

На щите Агамемнона был изображен синий трехглавый дракон. Легенды буддизма изобилуют упоминаниями о драконах, сказания даосизма повествуют об их деяниях. Драконы — крылатые змеи, воплощающие два мира — верхний (птицы) и нижний (змеи). Эти фантастические существа в китайской мифологии олицетворяли мужское начало, первоэлемент ян, вместе с фениксом, воплощающим женское начало, первоэлемент инь.

Один из наиболее распространенных мифологических сюжетов — сражение с драконом: герой, благодаря своей отваге, побеждает дракона, завладевает его сокровищами либо освобождает пленную принцессу. Этот сюжет рассказывает о двойственности природы человека, о внутреннем конфликте между светом и тьмой, о силах бессознательного, которые могут быть использованы для достижения как созидательных, так и разрушительных целей. Битва с драконом символизирует те трудности, которые человеку необходимо преодолеть, чтобы овладеть сокровищами внутреннего знания, одержать победу над своей низменной, темной природой и достичь самообладания.

В некоторых культурах, особенно китайских, и гималайских, драконы, как считается, приносят удачу.

В «Книге Бытия», главе 41, есть ссылки на морского монстра Левиафана, который имеет некоторые похожие на драконов особенности
В «Откровении» глава 12, стих 3, описано огромное красное животное с семью головами, чей хвост охватывает одну треть звезд от Небес до Земли земле (символизирующее падение ангелов).

Иногда Будда изображен сидящим на свернувшейся в клубок змее, с несколькими головами змей, ползущих по его телу. Это Макалинда, Нага защищающая Будду в период его обучения. Незнакомые с историей Будды люди видят только голову Макалиды и думают, что он — дракон, а не божество в змеиной форме. Перила лесниц в буддистских храмах часто сделаны так, чтобы напоминать тело Наги, с головой в основании перил. В Таиланде, голова Наги, преставленная в ещё более необычной форме, часто видна на углах крыш домов, а тело Наги при этом украшает фронтоны. Т.е. Нага как бы защищает дом.
В индусской мифологии, Манаса и Васуки — существа, похожие на змей, или драконов. Индра, индусский бог шторма, убил Вритру, большую змею, живущую на горе.

Первые короли Афин, согласно легенде, были наполовину люди, а наполовину змеи. Дракон Ладон охранял Золотые Яблоки Солнца, принадлежащие Гесперидам. Другой змеиный дракон охранял Золотое Руно, защищая его от воровства Ясоном и аргонавтами. Точно так же Пития и Питон, пара змей, охраняли храм Гайя и его оракула, до того, как дельфийский Оракул был захвачен Аполлоном, который украсил шкурами этих змей свой крылатый кадуцея, который ему подарил Гермес.

В мифологии автралийских аборигенов, радужная Змея была героем мифов во многих частях Австралии. Она была известна под разными именами во всех местах от Ваугала, на юго-западе Ниагар, до ганбы — пустынь на севере и до Ванамбе, на юге Австралии. Радужную змею, связанную с с озёрами и реками, нужно было уважать и бояться.

Происхождение драконов

Геродот посетил Иудею в 450 г. до н.э и написал, что он слышал о содержащихся в клетке драконах в соседней Аравии, около Петры в Иордании. Из любопытства он путешествовал по этим местам и нашел много скелетов-останков змей и собрал много сообщений о летающих змеях, летящих из Аравии в Египет, но отбиваемых Ибисами.
Согласно журналам Марко Поло, когда он шёл через Анатолию в Персию, то наткнулся на реальных живых летающих драконов, которые напали на его личный караван в пустыне. Он сообщил, что драконы были очень пугающими животными, которые чуть не убили его при нападении. Поло не записывал эту историю в журнал сразу, а продиктовал своему сокамернику, когда сидел в тюрьме. Поло также был первым западным человеком, который описал китайские «кости дракона».

Знак Дракона в Китайской культуре

Годы 1916, 1928, 1940, 1952, 1964, 1976, 1988, 2000, 2012, 2024, 2036, 2048, 2060, считаются годами дракона в китайском Зодиаке.
Люди, рожденные в этот год являются здоровыми, энергичными, несдержанными, и упрямыми. Они также честны, чувствительны, храбры, и им можно доверять. Они являются самыми эксцентричными из всех людей. Они не любят занимать деньги, не произносят пафосных речей, но имеют тенденцию к магкосердечности.

 

Вавилонская поэма «Энума элиш»

Таблица I

Первая табличка начинается описанием первобытного хаоса, не существовало еще ни земли, ни неба. Праотец Апсу и праматерь Тиамат смешивали свои воды. В те же незапамятные времена был создан могучий и свирепый советник Мумму. Именно тогда появились боги Лахаму и Лахму, а возможно, и другие боги первого поколения. От них родились Аншар и Кишар, которые создали по своему подобию Ану. Затем Ану породил Эа (Нудиммуда). Апсу не понравился образ действий молодого поколения богов, которые беспокоили его своим поведением, видимо желая отделить стихии и упорядочить хаос. Он задумал уничтожить своих детей, хотя Тиамат всячески отговаривает его. Однако Мумму поддержал Апсу и это решило дело.

Боги, узнав об опасности, приходят в ужас. Но мудрый Эа при помощи заклинания усыпил Апсу и убил его, разрубив на куски, а Мумму пленил и лишил его магической силы. После этого Эа построил себе дом Апсу, где его жена Дамкина родила ему прекрасного сына Мардука. Родители не могли нарадоваться на свое творенье, Ану подарил ему четыре ураганных ветра, которые тревожили Тиамат. Подстрекаемая другими богами, Тиамат решила отомстить молодому поколению за смерть Апсу. Она создает армию чудовищ — змей, драконов, псов, рыболюдей, человеко-скорпионов. Один из богов первого поколения — Кингу — делается ее мужем, ему она вручает таблицы судеб.

Когда вверху не названо небо,
А суша внизу была безымянна,
Апсу первородный, всесотворитель,
Праматерь Тиамат, что все породила.

Воды свои воедино мешали,
Тростниковых загонов тогда еще не было,
Когда из богов никого еще не было,
Ничто не названо, судьбой не отмечено,
Тогда в недрах зародились боги,
Явились Лахму и Лахаму и именем названы были.
И пока они росли и мужали,
Тогда родились Аншар и Китар.

Они дни копили, множили годы,
И наследник их — Ану, — отцам своим равный.
Ану-первенца Аншар себе уподобил.
Нудиммуда сотворил по своему подобию Ану.
Нудиммуд, отцами рожденный своими,
Он разумом светел, многомудр и всесилен,
Аншара, деда его, превзошел он премного,
Меж богов-сородичей нет ему равных.

Толпой собираются сородичи-боги,
Тревожат Тиамат, снуют, суетятся,
Чрево Тиамат они колеблют
Буйным гамом в верхних покоях.

В Апсу не утихает их гомон,
Но спокойна, безмолвствует Тиамат,
Хотя тягостны ей их повадки
Не добры их пути, она же щадит их
Апсу, великих богов творитель,
Кличет Мумму советника, так ему молвит:
«Советник мой Мумму, веселящий мне печень,
Давай пойдем-ка с тобой к Тиамат».

И они пошли, пред Тиамат воссели,
О богах, своих первенцах думали думу.
Апсу уста свои открыл,
Кричит раздраженно, обратясь к Тиамат:
«Мне отвратительны их повадки,
Мне днем нет отдыха, покоя — ночью,
Их погублю я, дела их разрушу,
Да утихнут звуки, во сне да пребудем».
Едва такое услышав, Тиамат
Взъярилась, накинулась на супруга,
В одинокой ярости вопияла горько,
Злобою полнилось все ее чрево:
«Как Порожденье свое уничтожим?
Пусть дурны их пути — дружелюбно помедлим!»

Тут Мумму к Апсу обратился с советом,
Недобр и неласков совет был Мумму:
«Уничтожь, отец мой их злые повадки
Будут дни твои мирны, будут ночи покойны!»
Апсу то слышит — светлеет ликом,
Ибо злое он первенцам своим замыслил.
Тут обхватил он за шею Мумму,
Посадил на колени, ласкать его начал.

О том, что в совете они порешили,
Богам, своим первенцам, они сказали.
Услышали боги о том, заметались,
После затихли, безмолвно сидели,
Но разумом мудрый, хитроумный, искусный,

Всеведущий Эйа придумал выход.
Он создал образ, завершил и закончил,
Заклинанье святое сотворил премудро,
Поверил громозвучно, отправил в Воды.
Излилась дремота, сном окружила —
Апсу усыпил он сном излиянным,
Цепененье охватило советника Мумму.

Эйа перевязь снял, сорвал тиару —
Апсу сиянием овладел он,
Апсу сковал он и предал смерти.
Он Мумму пленил, на засов его запер,
Он возвел над Апсу себе чертоги,
Надсмеялся над Мумму, протащил на веревке,
Как разбил, уничтожил своих супостатов,
Укрепил над врагами победу Эйа.

Отдых вкусил в потаенном покое,
«Апсу» нарек он покои, кумирней сделал,
Для брака святого их предназначил.
Там с Дамкиной, супругой, возлег Эйа в величье.
В покое судеб и предначертаний.

Бог зачал мудрейшего из мудрых —
В Апсу зарожден был Мардук,
В светлом Апсу зарожден был Мардук.
Эйа, родитель, там его создал,
Дамкина, мать его, породила.

Грудью богини был он вскормлен.
Благоговея, мать его питала.
Его лик был прекрасен, сверкали взгляды!
Изначально властна, царственна поступь!
Узрел его Эйа, отец-творитель, —
Весельем и радостью наполнилось сердце.
Он воспринял его совершенство,
Наградил его божьей силой двойною.
Он ростом велик, среди всех превосходен,
Немыслимо облик его совершенен —
Трудно понять, невозможно представить.

Четыре глаза, четыре уха!
Он рот раскроет — изо рта его пламя!
Он вчетырежды слышит мудрейшим слухом,
И всевидящи очи — все прозревают!
Средь богов высочайший, прекраснейший станом,
Мышцами мощен, ростом всех выше!
«Малыш мой, сыночек! Малыш мой, сыночек!
Сыночек-солнце! Солнышко божье!»
Нимб его — десяти богов сиянье!
Пятьдесят сияний его окружает!

Породил Ану четыре ветра,
Вложил ему в руки — «Подарок сыночку!» —
Он сотворил ураганы и вихри,
Он топи создал, что гнетут Тиамат.
Днем и ночью томится, мятясь, Тиамат,
Тяжко богам, нет покоя от ветров,
Зло задумали своим чревом,
Тиамат, праматери, так они молвят:
«Как Апсу любимого твоего убивали,
Не пришла ты на помощь, сидела молча.

Четыре вихря ужасных сотворил Ану,
Твое чрево трясется, и мы бессонны!
Апсу твой любимый да падет на сердце!
И Мумму пленный — одна ж ты осталась,
Не ты ль наша матерь? И мечешься в страхе!
Нас, что так маются, нас ты не любишь!
В бессоннице высохли наши очи!
Сбрось ярмо, и покой получим!
Сразись, отомсти за Апсу и Мумму!
Порази врагов, преврати их в тени!»

Услыхала Тиамат — ей любы речи.
«Благо — совет ваш, ураган поднимем!
Уничтожим богов в разгаре битвы!
Сраженье устроим, богам отплатим!»
Они вокруг Тиамат столпились,
Днем и ночью, взбешенные, помышляют о мести,
Львы рычащие, они готовятся к бою.

Держат совет, дабы устроить битву.
Матерь Хубур, что все сотворяет,
Неотвратимое множит оружие, исполинских делает змеев!
Остры их зубы, их клыки беспощадны!
Она ядом, как кровью, их тела напитала,
В ужас драконов свирепых одела,
Окружила нимбами, к богам приравняла.
Увидевший их — падет без силы!

Если в битву пойдут, то уже не отступят!
Гидру, Мушхуша, Лахаму из бездны она сотворила,
Гигантского Льва, Свирепого Пса,
Скорпиона в человечьем обличье,
Демонов Бури, Кулилу и Кусарикку.
Безжалостно их оружие, в битве они бесстрашны!

Могучи творенья ее, нет им равных!
И еще сотворила одиннадцать этим подобных!
Из богов, своих первенцев, что совет составляли,
Кингу избрала, вознесла надо всеми — полководителем,
Главным в Совете,
С оружьем битвы скликающим к бою,
Распределителем добычи
Всех отдала под власть его, на престол посадила.

«Надо всеми в Совете тебя вознесла я
Все божьи решенья в твою руку вложила!
Всех ты превыше, супруг мой единый,
Над Ануннаками вознесу твое имя!»
Таблицы судеб ему вручила, на груди
его укрепила.

«Лишь твои неизменны приказы, уст твоих нерушимо Слово!»
Ныне, как Кингу взнесен, дали сан ему Ану,
Средь богов, сынов его, судьбу он судит:
«Твоих уст речения да исторгнут пламя
Яд, что собрали мы, вражью мощь да погубит».

 

Энума элиш…

Таблица II

О приготовлениях Тиамат к битве против младшего поколения богов премудрый Эа сообщил Аншару. Его рассказ — дословное повторение строк 129-162 таблицы I. Аншар пытается уговорить победителя Апсу выступить против Тиамат. Текст ответа Эа разрушен, но из контекста ясно, что он советует отправить на переговоры с ней Ану. Ану идет, но, лишь взглянув на Тиамат, возвращается в страхе. Боги пребывают в растеряности. Тогда Аншар вспоминает о молодом Мардуке. Тот соглашается сразиться с Тиамат, но взамен просит для себя первенства среди богов и право определять судьбы.

«Если я мстителем за вас стану,
Чтоб Тиамат осилить и спасти ваши жизни, —
Соберите Совет, возвысьте мой жребий,
В Убшукине радостно все вместе воссядьте,
Мое Слово, как ваше, да решает судьбы,
Неизменным да будет все то, что создам я!

 

Энума элиш…

Таблица III

Аншар отправляет Гагу, своего посла, к Лахму и Лахаму. Гага должен изложить старейшим богам все события. Рассказ о подготовке Тиамат к бою повторяется, таким образом, дважды устами Аншара, как поручение, и затем уже непосредственно — устами Гаги, который сообщает и об условиях Мардука. Узнав обо всем Лахму и Лахаму приходят в ужас. Аншар созывает собрание богов и рассказывает им о предложении Мардука. Роскошный пир и большое количество вина способствуют тому, что боги решают уступить Мардуку первенство над ними.

Они собрались и отправились вместе —
Все великие боги, что решают судьбы,
К Аншару пришли, Убшукину заполнили.
Поцеловали друг друга, обнялись в Совете.
Повели беседы, на пиру воссели,
Вкусили хлеба, вина испили.
Сладкое питье в нутpo их бежало,
Отяжелели плотью они oт пива,
Взвеселились весьма, взыграла их печень,
И Мардуку, мстителю, вручили судьбы.
И никто приказ моих уст не отменит».

 

Энума элиш…

Таблица IV

Мардук восседает на троне, остальные боги восславляют его, но просят доказать свое могущество. По слову Мардука исчезает, а затем появляется звезда, и уже никто не сомневается в его величии. Всемощий бог вооружается для битвы, берет лук, стрелы, булаву, сеть. Семь ветров служат Мардуку, а четыре урагана, подарок Ану, он запряг в колесницу и бросился в бой, зажав в руке траву заклинаний.

Вначале Мардук и Тиамат обмениваются взаимными обвинениями, а затем начинается битва. Владыка набрасывает на праматерь сеть и пускает ей в чрево буйный вихрь. Затем он пронзил ее стрелой, разрезал ей внутренности и вынул сердце. После победы над предводительницей Мардук истребляет все ее воинство, берет в плен Кингу и отнимает у него таблицы судеб. Немного отойдя от битвы, всемогущий бог разрубил попалам тело поверженной Тиамат. Одну половину он поднял вверх и сделал небом, а другую — землею. На небе он создал Эшарру — подобие земного жилища Апсу — и поселил там Ану, Энлиля и Эа.

Ему воздвигли престол почета.
Пред отцами он сел для участья в Совете:
«Сколь же славен ты меж богов великих,
Несравненна судьба твоя, твое Слово — Ану!
Мардук, славнейший средь богов великих,
Несравненна судьба твоя, твое Слово — Ану!
Непреложно отныне твое повеленье,
Вознести, ниспровергнуть — в руке твоей ныне!

Твои истинны речи, слова не ложны,
Ни один из богов твоих границ не преступит!
Ты — опора и мудрость храмов божьих,
В их святилищах место займешь ты отныне!
Лишь ты, о Мардук, наш отомститель!
Надо всей вселенной мы даем тебе царство!
Воссядь же в Совете, твое Слово владычно!

Да будет без промаха твое оружье, да поразит оно вражью силу!
Кому веришь ты — спасена того жизнь, о Владыка!
Но бога, что злое замыслил, — погуби его душу!»
Звезду меж собою они положили.
Первородному Мардуку так сказали:
«Ты возвышен, Владыка, надо всеми богами!
Уничтожить, создать — прикажи, так и будет!
Промолви же Слово — звезда да исчезнет!
«Вернись!» — прикажи — и появится снова!»
По слову уст его звезда исчезла.
«Вернись!» — приказал, и она появилась.

Боги-отцы, силу Слова увидя,
Ликовали и радовались: «Только Мардук — властитель!»
Дали жезл ему, трон и царское платье,
Оружье победное, что врагов поражает.
«Ступай же, жизнь прерви Тиамат!
Пусть ветры развеют ее кровь по местам потаенным!»
Как боги-отцы решили судьбу Владыки,
Путем удачи, дорогой успеха пустили.
Он лук избрал оружием в битве,
Изготовил стрелы, тетиву приладил.

Булаву схватил он своею десницей,
Лук и колчан на боку повесил.
Выпустил молнию перед собою,
Сверкающим пламенем наполнил тело.
Он сделал сеть: уловить изнутри Тиамат,
Он четыре ветра поставил, ничто из нее чтоб не вышло,
Дар отца его Ану, он вдоль сети расставил ветры.
Он создал Разрушающий Ветер, Ураган и Песчаную Бурю,
Четыреждымощный ветер, Семишквальный,
Мятежный, Непостоянный Ветер.

Он направил ветры, что сотворил он, — всю семерицу,
За ним они встали — изнутри сотрясать Тиамат.
Потоп, оружие грозное, поднял Владыка.
На страшную взошел колесницу — непобедимых Вихрей.
Он их поставил, он впряг всю четверку в упряжку:
Душегубца, Злодея, Топчуна, Быстроскока.
В оскале их пасти, их клыки ядовиты.
Покоя не ведают, убиение знают.
Он поставил направо Бой Свирепый и Натиск,
А налево поставил Отпор — отраженье ударов.
Ужасом, словно плащом, он покрылся.
Он главу окружил сиянием грозным.

Вышел владыка, вперед устремился,
К Тиамат яростной путь свой направил.
Вложил в уста свои заклинанье,
Ядовитые травы зажал в руке он.
И тут вокруг него заметались, боги вокруг него заметались.
Боги, отцы его, заметались, боги вокруг него заметались.
Владыка приблизился заглянуть в Тиамат,
Кингу, супруга ее, разведать планы.
Глядит — и сбивается его походка,
Мутится разум, мешаются мысли.

И боги-помощники, что с ним рядом стояли.
Потемнели ликом, как героя узрели.
Заклинанье он кинул — Тиамат не двинула шеей.
На устах ее — дикая злоба, в уме — вероломство.
«Что же ты вышел и боги сгрудились так тесно?
С мест своих они на твое посбивались место?!»
Потоп, оружие грозное, поднял Владыка.
Тиамат взбешенной, так он ей крикнул:
«Что ты для виду добро предлагаешь,
А сердцем злобным измышляешь сраженье?
Кричали сыны — отцы их презрели,
А ты, их праматерь, ненавидишь милость!

В полюбовники Кингу ты избрала,
В сан Ану ввела, ему не должный!
Владыке богов Аншару ты уготовила злое!
И богам, отцам моим, ты также зло замышляешь!
Да будут войска твои готовы, да будет поднято оружье!
Становись! Ты и я сойдемся в сраженье!»
Когда это услыхала Тиамат,
В мыслях помутилась, потеряла рассудок.
Взревела, вверх взвиваясь, Тиамат,
От подножья до верха сотряслась ее туша:
Чары швыряет, заклинанья бормочет.

А боги к сраженью оружие точат.
Друг на друга пошли Тиамат и Мардук, из богов он мудрейший,
Ринулись в битву, сошлись в сраженье.
Сеть Владыка раскинул, сетью ее опутал.
Злой Вихрь, что был позади, он пустил пред собою,
Пасть Тиамат раскрыла — поглотить его хочет,
Он вогнал в нее Вихрь — сомкнуть губы она не может.
Ей буйные ветры заполнили чрево,
Ее тело раздулось, ее пасть раскрылась.

Он пустил стрелу и рассек ей чрево,
Он нутро ей взрезал, завладел ее сердцем.
Ее он осилил, ей жизнь оборвал он.
Труп ее бросил, на него наступил он.
Как убил он предводительницу Тиамат, —
Рассеялось войско ее, разбежались отряды.
А боги-соратники, что с ней выступали,
От страха дрожа, назад повернули,
Убежали, жизни свои спасая,
Но в кольце оказались, ускользнуть не сумели.
Он в плен их забрал, разбил их оружье.

Брошены в сеть, очутились в ловушке.
По углам забившись, рыдали тяжко.
Понесли наказанье — в заключенье попали.
А одиннадцать, тех, что грозили страхом,
Скопище тварей, что шло с ней справа,
Он бросил в оковы, связал им руки,
Все их воинство он растоптал под собою.
И Кингу, что был надо всеми главным, —
Он сковал его, Демону Смерти предал.

Он вырвал таблицы судеб, что достались тому не по праву,
Опечатал печатью, на груди своей спрятал.
Как разбил, уничтожил он своих супостатов,
Как бык растоптал врагов надменных.
Укрепил над врагами славу Аншара.
Мечты Нудиммуда исполнил Мардук храбрейший,
Над богами закованными он закрепил победу.
К Тиамат, что он одолел, он снова вернулся.

На ноги Тиамат наступил Владыка.
Булавой беспощадной рассек ей череп.
Он разрезал ей вены, и поток ее крови
Северный ветер погнал по местам потаенным,
Смотрели отцы, ликовали в веселье.
Дары заздравные ему послали.
Усмирился Владыка, оглядел ее тело.
Рассек ее тушу, хитроумное создал.

Разрубил пополам ее, словно ракушку.
Взял половину — покрыл ею небо.
Сделал запоры, поставил стражей, —
Пусть следят, чтобы воды не просочились.
Пересек небосвод, обозрел пространство.

Подобье Апсу, чертог Нудиммуда, он измыслил.
Размеры Апсу измерил Владыка.
Отраженье его — Эшарру создал.
Эшарру, кумирню, что поставил на небе.
Ану, Энлилю и Эйе в их созвездьях-святилищах устроил стоянки.

 

 

Энума элиш…

Таблица V

Затем Мардук сотворил звезды на небе, дал сияние Луне и Солнцу, определил день и ночь. В поврежденной части таблицы возможно рассказывалось о создании растений и животных. Последняя часть посвящена восхвалению Мардука другими богами.

Он устроил стоянки богам великим.
Звезды-планеты, подобья богов, он сделал.
Он год разделил — начертил рисунок:
Двенадцать месяцев звездных расставил он по три.
Когда ж начертил он на небе рисунок дней года,
Закрепил он стоянку Неберу, дабы центр указать всем звездам.
Никто бы не погрешил, не стал бы небрежен!
По сторонам Неберу он сделал стоянки Энлилю и Эйе.
С обеих небесных сторон открыл он ворота.

Он затворы поставил справа и слева.
Он зенит во чреве Тиамат поставил.
Дал сияние Месяцу — хранителю ночи!
Научил его сотворению дня — для распознания суток!
«Не прекращая, весь месяц, изменяй рисунок тиары!
Вначале, над страною вздымаясь,
Рога тиары взноси до дня шестого!
В день седьмой появись в половине тиары!

На пятнадцатый день удвой половины — и так каждый месяц!
Когда ж солнце тебя на горизонте узреет,
Уменьшайся в короне, отступай обратно!
Исчезая, к дороге солнца приблизься,
И на тридцатый день вновь вставай против солнца!»
Разбито более 20 строк.

Когда дни справедливые солнцу назначил,
Стражей дня и ночи поставил,
Истеченье слюны Тиамат
Мардук собрал и согнал ее в тучи,
Сгрудил ее в облака кучевые.
Веянье ветра, дожди и холод,
Воздымание бури — ее слюны истеченье —
Распределил, своей власти доверил,
Он посгавил главу Тиамат, он на ней гору насыпал.
Он бездну открыл — устремились потоки.

Тигр и Евфрат пропустил он сквозь ее очи,
Ее ноздри заткнул он — накопил там воды,
Насыпал на грудь ее гору крутую,
Дабы воды собрать, устроил ямы,
Загнул ее хвост, скрутил как веревку, —
Укрепить Апсу под ногами своими,
Сделал ляжки ее опорою неба,
Отделил половину ее — поставил землю,
Он прах закрепил внутри Тиамат,
Сеть размотал, освободил ее тело.

Так создавал он небо и землю,
Связь небес и земли скрепил он прочно,
Затем он назначил свои ритуалы, установил свои обряды.
Бразды правленья велел взять Эйе,
Таблицы судеб принес, что забрал у Кингу, —
Дар заздравный, — одарил им Ану.

 

 

Энума элиш…

Таблица VI

Наконец Мардук замыслил создать человека и делится своими планами с премудрым Эа. Собрав совет богов, он решает принести в жертву коварного Кингу и все соглашаются на это. Кингу убивают, выпускают из него кровь, из которой Эа создает людей и возлагает на них бремя служения богам. В благодарность за все деяния боги решают построить для Мардука в Вавилоне храм Эсагилу. По завершении работ все собираются на пир, во время которого устанавливают на небе лук Мардука. Затем Аншар, Лахму и Лахаму нарекли всемогущего каждый тремя именами и посоветовали остальным сделать также.

Мардук, речи богов услышав,
Сердцем задумал искусное сделать,
Уста открыл он и молвит Эйе,
Что в сердце задумал, в уме замыслил:
«Кровь соберу я, скреплю костями,
Создам существо, назову человеком.
Воистину я сотворю человеков.

Пусть богам послужат, чтоб те отдохнули.
Божьи пути изменю и улучшу:
Почитаемы — все, но два будут рода».
Эйа ответил, слова промолвил,
Совет добавил, чтоб богов успокоить:
«Да будет выбран один из братства,
Он да погибнет — люди возникнут!
Великие боги пусть соберутся —
Один — виновник, отпущение — прочим!»

Мардук собрал богов великих,
С милостью принял, изрек указанье.
Почтительно боги ему внимали.
К Ануннакам обратил Владыка речи:
«Если верны ваши прежние клятвы,
Истинно ныне мне да ответьте —
Это кто замыслил сраженье,
Взбаламутил Тиамат, устроил битву?
Да будет схвачен устроивший битву,
Его покараю, вы ж мирно живите!»

Отвечали Игиги, великие боги:
«Царю-божеству-небес-и-земли»,
Советнику божьему, своему господину:
«Это Кингу устроил сраженье,
Взбаламутил Тиамат, затеял битву!»
Связали его, притащили к Эйе.
Объявили вину его, кровь излили.
Людей сотворил он на этой крови,
Дал им бремя божье, богам же — отдых.

Как Эйа, мудрейший, род людской создал,
Возложил на него божье бремя!
Непостижимо для разума это деянье —
По замыслу Мардука Нудиммуд исполнил!
Разделил тогда Мардук, Владыка божий,
Всех Ануннаков, дольних и горних,
К Ану приставил — охранять решенья.

Триста на небе он выставил стражей.
Земле такую же долю назначил.
Шестьсот поселил их на земле и небе.
Когда отдал он все приказанья,
Ануннакам небес и земли назначил судьбы,
Ануннаки уста свои открыли,

К Мардуку, владыке богов, обратили слово:
«Ныне, владыка ты наш, как вольности нам ты назначил,
Благодарностью нашей тебе что еще будет?
Кумирню воздвигнем, наречем ей имя!
Почивальню твою, в ней и мы заночуем, и мы отдохнем в ней!
Мы заложим святилище, место престола!
В день, когда мы прибудем, и мы отдохнем там!»

Как услышал Мардук эти речи,
Словно ясный день просиял он ликом:
«»Врата бога» постройте, как вы возжелали!
Кирпичи заложите, создайте кумирню!»
Лопатами замахали Ануннаки.
В первый год кирпичи для храма лепили.
По наступленье второго года
Главу Эсагилы, подобье Апсу, воздвигли.

При Апсу построили зиккурат высокий.
Ану, Энлилю и Эйе, как и в Апсу, поставили там жилища.
В величье Мардук воссел перед ними,
От подножья Эшарру они осмотрели до рогов зиккурата.
Когда же закончили Эсагилу,
Все Ануннаки молельни себе воздвигли
Триста Игигов земли, триста — небес, шестьсот из Апсу, — всех их собрал он,
Владыка, в святилище, что жильем его стало,
Он богам, отцам своим, пир там устроил: «Вот Вавилон —
«Врата божьи» — жилье ваше ныне
Радуйтесь в нем, веселитесь, ликуйте».

Места свои заняли великие боги,
Расставили кубки, на пиру воссели,
Когда ж завершили веселый праздник,
Возвышенное в Эсагиле сотворили
Все уставы назначили, все предначертанья,
Всем богам закрепили места на земле и на небе.
Великие боги — пятьдесят их воссело,
Семь богов Судьбы — выносить решенья — определили.
Лук, оружье свое боевое, положил перед богами Владыка.

Сеть, что он сотворил, отцы его боги узрели,
Оглядели лук, его форма искусна.
Хвалили рук его творенье,
Лук пред Советом богов воздел и вымолвил Ану,
Поцеловав «Воистину — это дитя мне».
Нарек Ану Лук именами «Долгодрев» — его первое,
«Победитель» — второе,
Третьим станет «Созвездие Лука» — в небесах ему дал сиянье
Меж созвездий дал место ему, меж богов, его братьев!
Как Луку судьбу назначил Ану,
Престол воздвиг — меж богов высочайший,
И в Совете богов тот Лук поселил он.

Собрались на Совет великие боги,
Укрепили, упрочили Мардука долю —
Сами себя обрекли проклятью,
Поклялись водой и елеем, горла коснувшись:
Над всеми богами ему дали царенье,
Над 6oгами небес и земли власть ему дали.
Величал его Аншар — нарекал Асаллухи.

«К речению уст его склонимся покорно,
Отверстым устам его да внемлют боги,
Горе и долу прочны его указанья,
Да будет возвышен наш сын-отомститель,
Славна его власть, да не будет ей равных
Детищ своих, черноголовых, воистину пастырем он будет
Во веки веков, да не позабудут, да назовут они его деянья,
Да установят его отцам великие хлебные приношенья,
Да позаботятся об их храмах, в благочестии содержать да будут,
Да будут зажжены воскуренья, да побудят они людей к заклинаньям
Подобье того, что на небе он создал, на земле да сделано будет,
Черноголовых да научит почитать его боязливо!

Да помнят люди, да взывают к богу!
По словам его уст да чтят богиню!
Божествам да приносят хлебные жертвы!
Без небреженья богов да содержат!
Пусть страны свои они возвысят, пусть храмы свои они воздвигнут!
Воистину поделят богов черноголовыемежду собою!
Нам же, сколько бы имен мы ему ни давали, главное — он воистину бог наш!
Назовем же пятьдесят имен его ныне!
Да будут славны его дороги, да будут равны им его деянья!
Мардук! Так отец его Ану нарек от рождения!
Он создатель водопоев и пастбищ, обогащает он их загоны!
Он, кто своим оружьем-потопом поражает своих супостатов!
Кто богов, отцов своих, от напасти избавил!
Он, Сын-Солнце, меж богами сияет —
В сиянии его блеска да будут ступать они вечно!
Людей, что он создал, дал им жизни,
Дал им бремя божье, а богам свободу —
Создать и разрушить, казнить и простить —
Воистину, то в его лишь власти, со страхом почтительным на него да взирают!
Марукка — о да, это бог их, их сотворитель!

Он, кто радует сердца Ануннаков, успокаивает Игигов!
Марутукку — он прибежище стран, городов и народов!
Этим именем навеки люди его восславят!
Мертакушшу — яростный и разумный, разгневанный и великодушный,
С сердцем просторным, с печенью доброй!
Лугальдимеранки имя его, так наречен он был в Совете!
Его уст реченья мы возносим надо всеми богами, его отцами!
Он воистину владыка надо всеми богами земли и неба! Царь!
От его приказаний в страхе боги горе и долу!

Наделугальдимеранки — этим именем его мы назвали, он — всех богов советник!
Он, кто нам в невзгодах наших на земле и в небе дал приюты!
Он, кто закрепил стоянки всем Игигам и Ануннакам!
От этого имени его дрожат и трепещут в кельях боги!
Асаллухи — имя его, коим нарек отец его Ану!
Меж богов он воистину мудрейший и мощный!

Как в его имени то звучит — стран и богов он дух-покровитель!
Он, кто спас в двоеборье могучем наши обители от разрушенья!
Асаллухинамтила — бог, сохраняющий жизнь,так во второй раз его назвали!
Ибо, как собственные творенья, богов пораженных он исцеляет!
Владыка! Светлыми заклинаньями богов умерших он оживляет!
Он, разрушающий супостатов! Хвалу ему да вознесем мы!
Асаллухинамру — светоч, так в третий раз его нарекли мы!

Сияющий бог, что наши пути освещает!»
Так по три имени дали ему Аншар, Лахму и Лахаму,
И богам, сынам своим, молвили слово:
«Нарекли мы его тремя именами каждый,
Ныне и вы, нам подобно, ему имена нареките!»
Возликовали боги, приказ тот услышав, в Убшукине они обменялись советом.
«Сыну-воителю, отомстителю нашему,
Ныне нашей опоры да восславим Имя!»
В Совете воссели — одарять Судьбою,
Соблюдая обряд, нарекать ему Имя.

 

Энума элиш…

Таблица VII

Таблица содержит гимн творцу Вселенной и перечисление его пятидесяти имен, соответствующие проявлениям его силы (строки 1-142).

Пятьюдесятью именами величая, великие боги,
Пятьдесят имен нарекли, деяния его возгласили.
Да удержат их, да откроет их Первый,
Мудроумный и сведущий да обмыслят их вместе!
Отец повторит их, да обучит сына,
Правителя, пастыря да внемлют им уши!
К Мардуку, Энлилю богов, да не будут небрежны!

Чтоб цвела бы страна, и он сам был во здравье!
Крепко Слово его, неизменны Приказы,
То, что из уст его, ни один из богов не отменит!
Если глянет он гневно — не склонит выи,
Его ярости бог ни один не перечит!
Не постичь его сердца, не объять его разум.

Согрешитель, неправедник пред очами его предстанут!
Откровение это, что Первому явлено было, —
Записав, сохранил он, дабы в грядущем узнали.
Отца Мардука, что богов сотворил, Игигов,
Да восславят навеки, да назовут его имя!
О Мардуке песнь величальную да услышат,
О том, кто Тиамат осилил и взял себе царство!

 

Апсу (шумер. Абзу) — в шумеро-аккадской мифологии мировой океан подземных пресных вод, вход в который по преданиям находился в шумерском городе Эриду. Владыкой Абзу был бог мудрости Энки и его храм в Эриду носил имя «дом Энгурры», что было синонимом Абзу. В Абзу по преданиям хранились таинственные и сокровенные сущности вещей — ме. В данной аккадо-вавилонской космогонической поэме Апсу выступает как персонификация мирового океана, первопричина жизни и воплощение первозданной стихии. Он является мужем Тиамат.

Тиамат (акк. море) — в аккадской мифологии является первозданной стихией, воплощением хаоса, олицетворением соленых вод океана. Согласно данной поэме, Тиамат представляется супругой Апсу и праматерью всех богов. Среди ее порождений были Лахму, Лахама, Кингу, от которых произошли другие поколения богов. Тиамат была убита Мардуком, рассекшим ее тело на две части. Из одной части он сотворил землю, а из другой — небо. Часто Тиамат изображалась в виде дракона или семиголовой гидры.

Мумму — в аккадской мифологии созданный в незапамятные времена советник праотца Апсу. Отличался коварным и свирепым нравом, подстрекал праотца уничтожить молодое поколение богов. Премудрый Эа убил Апсу и Мумму и присвоил себе его сущность и «лучи сияния», передав их затем Мардуку.

Лахама — в шумерской мифологии демоны водной стихии, созданные богом Энки в Абзу. В данной космогонической поэме от брака Апсу и Тиамат появляются дети первозданной стихии, чудовища-божества, Лахму и Лахаму. Они сами становятся родителями Аншара и Кишар.

Лахму — согласно данной поэме, божество, созданное из первозданного хаоса. В одном из поздних аккадских списков богов именем Лахму назван получеловек-полурыба, прислужник бога Эа — Кулулу, а кроме того, спутник богини-целительницы Гулы, имеющий вид получеловека-полусобаки.

Аншар — в аккадской мифологии, согласно данной поэме, божество старшего поколения, порожденное Лахму и Лахаму. Вместе с богиней Кишар создал по своему образу и подобию бога Ану. Данных о самостоятельном культе Аншара в Вавилонии нет. В Ассирии в I тыс. до н. э. он был отождествлен с Ашшуром. В ассирийской версии поэмы «Энума элиш…» главным героем является не вавилонский Мардук, а Аншар — Ашшур.

Кишар — в аккадской мифологии, согласно данной поэме, божество старшего поколения, порожденное Лахму и Лахаму. Вместе с богом Аншаром произвела на свет Ану. Данных о самостоятельном культе Кишар нет.

Ану, (шумер. Ан) — один из трех верховных богов в шумерском пантеоне. Его имя пишется знаком, обозначающим понятие «бог». Ан возглавляет список богов из Фары. Покровитель города Урук. Согласно мифам Ан породил от богини земли Ки Энлиля, бога воздуха. Энлиль, «первый сын Ана», в ряде случаев становится соперником отца. К середине III тыс.до н. э. он полностью оттесняет культ Ана, что связано с возросшей ролью Энлиля, как верховного бога Ниппура — древнейшего культового центра. Другие дети Ана — бог бури Ишкур (Адад), Марту, Инанна (Иштар), Баба (Бау), Гатумдуг, Нисаба, боги ануннаки. Жена Ана — Ки (земля). Инанна как владычица богов также выступает в роли жены Ана, однако в пантеоне города Урука она его дочь. Ан обычно изображается пассивным и бездеятельным, но нередко он враждебен людям. Символом Ана является рогатая тиара. Согласно данной поэме, Ану — сын Аншара, один из представителей младшего поколения богов, его порождением является премудрый бог Эа. Во второй половине правления персидской династии Ахеменидов Ану становится верховным богом города Урука.

Эа (Эйа; шумер. Энки — владыка земли) — один из главных богов шумеро-аккадского пантеона. Бог плодородия, хозяин мирового океана поземных вод Абзу, владыка божественных сущностей ме, носитель культуры и творец мировых ценностей; он создал плуг, мотыгу, форму для кирпича; изобрел огородничество, садоводство, медицинские травы. Энки наиболее благожелательно из всех великих богов относился к человечеству. Он единственный сообщил Зиусудре о решении богов наслать на землю потоп. Покровитель города Эриду. Почитался также хеттами и хурритами. Супруга Энки — Дамгальнуна (аккад. Дамкина), сын — бог-целитель Асалдухи (позднее идентифицируется с Мардуком), дочь — богиня Нанше. Посол — двуликое божество Исимуд. Согласно данной поэме, Эа был сыном Ану, он победил праотца Апсу и на месте его гибели воздвиг себе дом, где Дамкина родила прекраснолицего Мардука.

Дамкина (шумер. Дамгальнуна — великая супруга князя) — в шумерской мифологии супруга бога Энки, почиталась в Эриду. В вавилонских мифах мать бога Мардука.

Мардук — главный бог вавилонского пантеона, хотя его имя по происхождению шумерское. Первые письменные упоминания о нем, как о божестве весеннего солнца, относятся к середине III тыс. до н. э., во время III династии Ура упоминается уже как покровитель Вавилона. С возвышением Вавилонского царства в XIX-XVI вв. до н. э. Мардук постепенно занимает центральное место в иерархии богов и приобретает черты других божеств. Его супруга — богиня Царпанит, сын — Набу, главный вавилонский храм — Эсагила. Наиболее полно генеалогия Мардука представлена в данной поэме — он был порожденьем Эа и Дамкины, победил силы хаоса и мрака в образе праматери Тиамат, создал небо, землю и все живое. По его замыслу бог Эа сотворил человека. Начиная с XIV в. до н. э. в Ассирии Мардук постепенно сливается с местным богом Ашшуром. В нововавилонский период Мардук стал единой божественной силой, проявлявшей себя во множестве форм. Например, Нинурта — Мардук силы, Нергал — Мардук битвы, Энлиль — Мардук власти. Символом его был серповидный топор и дракон Мушхуш. В астрологии ему соответствовала планета Юпитер и созвездие Тельца.

Кингу — в аккадской мифологии чудовище, созданное, согласно данной поэме, праматерью Тиамат. Возможно принадлежал к первому поколению богов. После убийства Апсу Тиамат сделала Кингу своим мужем и вручила ему таблицы судеб. Затем Кингу и Тиамат были убиты Мардуком, который вместе с Эа из крови Кингу и глины создал людей.


Recommended Posts